Пошук по сайту
Пошук:

Теми
З перших уст (4464)
З потоку життя (7293)
Душі криниця (4142)
Українці мої... (1669)
Резонанс (2145)
Урок української (1006)
"Білі плями" історії (1847)
Крим - наш дім (1083)
"Будьмо!" (271)
Ми єсть народ? (242)
Бути чи не бути? (341)
Писав писака (23)
На допомогу вчителеві (126)
Мовно-комп'ютерний конкурс (108)
Порадниця (214)
Смішного! (97)
Додатки
"Джерельце" (830)
"КримСПОРТ" (132)

Архiв
Архiв газети в pdf
Редакцiя
Форуми
Книга вiдгукiв

Iншi статтi цiеї теми
ВО╢ННИЙ РОМАН НЕ ПРО В╤ЙНУ
Книга грунту╓ться на реальних под╕ях, учасником яких був автор…


ЗЕЛЕНЕ╢ ЖИТО, ЗЕЛЕНЕ…
Наш╕ традиц╕╖


ОСОТ ╤ ЛОБОДА…
Наш╕ традиц╕╖


ДОЛЯ ╢ВРОПЕЙСЬКО╥ СПАДЩИНИ ДОНЕЧЧИНИ ТА ЛУГАНЩИНИ
П╕д удари рос╕йських окупант╕в щодня потрапля╓ ╕ ╓вропейська спадщина…


ПОЕТЕСА З УКРА╥НИ
Так, поетеса Тетяна Шаповал з Укра╖ни. ╤ Укра╖на озива╓ться поез╕╓ю в ╖╖ душ╕…




Розсилки
Тут Ви можете підписатися на розсилку анонсів статей нових випусків нашої газети. Для цього вкажіть свій e-mail.

E-mail адрес:














FaceBook





оНЦНДЮ Б сЙПЮ©МЁ
Головна сторiнка > Текст статти
"Кримська Свiтлиця" > #43 за 26.10.2018 > Тема "Душі криниця"
Версiя для друку
Обговорити в форумi

#43 за 26.10.2018
УС╤ СЛУЖИЛИ МИ ПОТРОХУ...
В╕ктор КАЧУЛА

22 жовтня цього року минуло р╕вно 40 л╕т, як мене, простого волинського хлопця, «забрили» у солдати. (Меня забрали, не спросив, и вот зовут меня – солдат...)
«Подума╓ш, под╕я, – скаже хтось. – Таких «служивих» по всьому колишньому Союзу – не зл╕чити! Укра╖на тод╕, певне, ще й не здогадувалася, що через якихось 13 л╕т матиме власне в╕йсько. Аби ж знаття – то можна було б ╕ «попартизанити» до тих п╕р десь по волинських кри╖вках. Тим б╕льше, що у мо╓му р╕дному сел╕, як з’ясувалося вже за час╕в Незалежност╕, коли про це стало можливим говорити в╕дкрито, така повстанська кри╖вка була! Але те ще т╕льки мало колись статися, тож довелося мен╕, як ╕ тисячам мо╖х укра╖нських ровесник╕в, в╕дтрубити два роки в арм╕╖ червон╕й, радянськ╕й.
Н╕чого особливо геройського у тому служ╕нн╕, звичайно ж, нема, так само, як ╕ того, чого ми мали б тепер цуратися. Арм╕йська повинн╕сть тод╕ вважалася почесним конституц╕йним ╕ чолов╕чим обов’язком, хлопц╕в на службу проводжали ус╕м селом, ╕ якщо хтось ╕з якихось причин арм╕╖ все ж уникав (а таких у сел╕, пов╕рте, були лише л╕чен╕ одиниц╕), то до них ставилися (особливо д╕вчата) з деяким сп╕вчуттям ╕ п╕дозрою – як до не сповна... придатних – ну, ви розум╕╓те...
«Для нас два этих года – как та психполоса: прошёл, не дрогнул – значит, полноценен» – не випадково ж, напевне, написалися так╕ рядки в одн╕й з мо╖х солдатських п╕сеньок. Так, солдатиком я був дещо ориг╕нальним: щоб не по╖хати зовс╕м глуздом у тому матючливому арм╕йському дурдом╕ (Легко ль после хмельного рая очнуться в кирзовом аду?), я – поки нас ганяли-муштрували, як сидорових к╕з, складав соб╕ на ходу в голов╕ (а хто ж ╕ як мен╕ те заборонить?) в╕ршики та п╕сеньки, а пот╕м тихцем записував те все десь на задн╕х стор╕нках у зошит╕, котрий, як уявлялося «отцам-командирам», був призначений виключно для пол╕тзанять.
Творч╕сть ця ще б╕льше актив╕зувалася, коли м╕й дружбан, сус╕д по казарм╕ ╕ танку, Ванька Капранов з Горьковсько╖ област╕, якимось дивом вирвався з нашого «германского заточенья» у в╕дпустку ╕ прив╕з на мо╓ ревне прохання г╕тару. Маю пояснити, що служили ми в Груп╕ сов╓тських в╕йськ у Герман╕╖ (ГСВГ), зв╕дки у в╕дпустку солдату можна було зл╕тати лише тод╕, коли п╕дстрелиш якогось диверсанта в караул╕, або, не доведи, Господи, помре хтось ╕з р╕дних. В ╤вана н╕хто не помер, навпаки – десь через п╕вроку служби у нього на гражданц╕... народилося дитинча (щось в╕н там трохи недорозрахував), ╕ батьки-свати прислали у полк кричуще-розпачливого листа, що дитина може залишитися сиротою, чи юний батько-солдат – без дитини й дружини; одне слово, для полкового начальства це видалося страшн╕шим в╕д смерт╕, тому ╤вана в╕д гр╕ха подал╕ (чи поближче?) в╕дпустили додому аж на ц╕лих 10 д╕б.
Отак у наш╕й танков╕й рот╕ з’явилася задушевна солдатська подруга – г╕тара, доля яко╖ на чужин╕, щоправда, склалася досить драматично: через дек╕лька м╕сяц╕в ╖╖ у приступ╕ солдафонсько╖ лют╕... розтерзав-розтоптав наш ротний кап╕тан. Зрозум╕ло, що ╕ цей похмурий еп╕зод солдатського буття був ув╕чнений в п╕сн╕ (Я такой, друзья мои, правды не боюсь, о гитаре сломанной песню вам спою...), а я саме за п╕сн╕ – ╕ це випадок на всю доблесну сов╓тську арм╕ю, напевне, ун╕кальний, – загрим╕в на гауптвахту. Ну, а що ж, скаж╕ть, ╕ще робити з писакою, котрий дозволя╓ соб╕ отаке:
Ты сегодня пэ/ша
Надевай не спеша,
И портянки спокойно мотай,
Потому что вчера
Ротный наш до утра
У соседей орал: наливай! – ╕ т. д.
Це був, вважайте, в╕дчайдушний п╕сенний спротив солдафонщин╕, самодурству, туп╕й ╕ знущальн╕й муштр╕, систем╕, де солдат не визнавався особист╕стю, а мав виконувати лише роль н╕кчемного гвинтика ╕ д╕яти виключно за командою, нав╕ть якщо команда та часом не дуже дружить з головою. Як от, наприклад, спец╕ально заганя╓ комвзводу, лейтенантик неоперений, сво╖х п╕длеглих у баюру ╕ верещить «Вспышка сверху!!!» Солдат ма╓ плюхатися у багнюку, де сто╖ть, ╕ ще й не раз – якщо не надто жваво зреагу╓ на ту «вспышку»...
Ми в╕дбивалися п╕снями. ╤ бинтували ними душ╕. Бо не лише муштра д╕ймала. Розлука – на ус╕ два роки, в╕д дзв╕нка до дзв╕нка – з близькими, коханими, р╕дним домом, кра╓м, мовою. Паркан. Казарма. Плац. Караули-наряди (Через день – на ремень, через два – на кухню). Стр╕льби. Марш╕. 45-тонна бойова машина, яка, зусиллями ек╕пажу, ма╓ безв╕дмовно ╖здити, стр╕ляти ╕ ще й виблискувати в ангар╕, вилизана п╕сля гасання по пол╕гонах, як котяч╕... оч╕ (зампотех наш висловлювався, правда, трохи натурал╕стичн╕ше, але, боюся, пап╕р того не витрима╓!).
Служба була непроста (Зимою было жарко нам, а летом – вовсе ад: мы бегали, захлёбываясь потом...), але часом оця писанина дозволяла п╕днятися над щоденною арм╕йською рутиною ╕ бачити у н╕й, як з╕рки у калюжах, нав╕ть якусь романтику. Як т╕льки випадала в╕льна хвилина, ми збиралися купкою б╕ля г╕тари – бренькали, хто що знав ╕ ум╕в, ну, а я – сво╓, в╕рн╕ше – наше, ус╕м солдатським гуртом пережите-набол╕ле. Бо деяк╕ в╕рш╕ чи п╕сн╕ взагал╕ з’явилися т╕льки тому, що хлопц╕ мен╕ ╖х замовили, аби послати сво╖м д╕вчатам, щоб т╕ ╕ще в╕дпов╕дальн╕ше й наполеглив╕ше ╖х чекали: наприклад, про «Маленькую Верку» – не було у мене в житт╕ тако╖ подружки, клянусь! Або матерям – на 8 березня, чи перш╕й учительц╕, яка комусь була, як мати, ╕ мене попросили щось таке заримувати, аби ╖й було при╓мно. Звичайно ж, писати доводилося переважно мовою рос╕йською (з ким поведешся...), хоча трапля╓ться й укра╖нське – це вже зовс╕м для себе, для душ╕. (Ех, нав╕ть не уявляю, якою була б ця книжечка, якби служив я все ж у в╕йську укра╖нському...)
Так от, п╕д к╕нець служби у мене назбиралося т╕╓╖ солдатсько╖ творчост╕ – ╕ поетично╖, ╕ вперем╕шку з деякими прозовими щоденниковими записами – два товстеньких загальних зошити. Як ╖х вдалося зберегти ╕ вивезти, особливо, п╕сля випадку з гауптвахтою, – це взагал╕ окрема тема, бо нам заборонялося тримати в тумбочках нав╕ть листи – а раптом потраплять п╕дступному ворогов╕ до рук? Як уже згадував, маскував п╕д конспекти для пол╕тзанять чи тактики, ховав, бувало, нав╕ть у танку (знали ми у ньому немало секретних закапелк╕в), а вже пот╕м, ближче до дембеля, казав, що це у мене такий солдатський альбом, довелося нав╕ть там щось п╕дмалювати, понаклеювати...
Чому згадав про ц╕ солдатськ╕ зошити аж через 40 символ╕чних – ну, практично Мойсе╓вських л╕т (в╕н, щоправда, пустелею паству водив, а я ц╕ в╕ршата)? ╤ чи варто було? Чи зрозум╕╓ хтось тепер наше «есесер╕вське» покол╕ння час╕в «холодно╖» в╕йни й «недорозвинутого» соц╕ал╕зму, чи зможе уявити той час, тих хлопц╕в, ту службу, т╕ почуття, чи проведе як╕сь аналог╕╖-паралел╕?
Зрештою, дружба, в╕рн╕сть, кохання, туга за батьками, за р╕дним домом, чолов╕чий солдатський обов’язок цей д╕м захищати – теми в╕чн╕, наднац╕ональн╕, «паралельн╕» ╕ притаманн╕ кожному покол╕нню ╕ народу, ╕ лише в╕д таланту автора залежить, чи довго проживе ╕ чи сприйметься кимось його писанина. Але я над усе хот╕в би, аби читач звернув увагу на ось таку, найголовн╕шу, на м╕й погляд, паралель. Ми живемо нин╕ у дуже непростий ╕ тривожний час. ╤ якщо 40 рок╕в тому нас жахали ХОЛОДНОЮ в╕йною, ╕ в Груп╕ сов╓тських в╕йськ у Герман╕╖ ми, фактично, були на ╖╖ передньому рубеж╕, то нин╕ вогнем у в╕ч╕ диха╓ в╕йна ГАРЯЧА, страшна, братовбивча. Що сталося з нами, люди, побратими мо╖ танков╕? Це ж тепер, виходить, рос╕янин-танк╕ст ╤ван Капранов, котрий спец╕ально доставив мен╕, укра╖нцю, г╕тару в далеку Н╕меччину, а пот╕м з хлопцями переписував соб╕ до альбома складен╕ п╕д ту г╕тару мо╖ солдатськ╕ п╕сн╕, буде дивитися на мене через приц╕л танково╖ гармати?! ╤ так само його син чи сус╕д?!
Наша в╕йськова частина була багатонац╕ональною: рос╕яни, укра╖нц╕, б╕лоруси, в╕рмени, азербайджанц╕, узбеки, таджики, казахи, грузини, дагестанц╕, татари, ком╕, кабардинц╕ – ╕ не пригада╓ш ус╕х. Але коли дуркуватий кап╕тан ув╕рвався в наше «г╕тарне» коло, вихопив ╕ жбурнув нашу шестиструнну подругу п╕д ноги й почав топтатися по н╕й, ми вс╕ одним гр╕зним ╕нтернац╕оналом п╕дхопилися з╕ стиснутими кулаками ╕, напевне, з таким «напалмом» в очах, що ротний, в╕дчувши, що його зараз можуть просто роз╕рвати, задки-боком дременув з казарми ╕ к╕лька дн╕в взагал╕ не показував туди свого носа.
Що з нами ко╖ться, люди? Чому ми допуска╓мо, щоб якийсь недалекий кап╕тан, чи б╕снуватий полковник, чи провокатор-пол╕тик топталися по тому, що нас мало б об’╓днувати, окрилювати й вивищувати до звання людей, щоб нас стравлювали м╕ж собою ╕ заставляли дивитися одне на одного через перехрестя приц╕лу?!
Тож якщо когось оця моя 40-р╕чно╖ витримки солдатська писанина спонука╓ над тим хоча б зайвий раз замислитися – значить, я збер╕г ╕ витяг ╖╖ тепер на б╕лий св╕т недаремно.

В╕ктор КАЧУЛА,
танк╕ст, журнал╕ст ╕ трохи поет

P.S. Звичайно, п╕сн╕ (а ╖х у ц╕й книжц╕ – близько сорока) краще б послухати. Деяк╕ з них записан╕ на нашому з донькою Юлею авторському диску – ╖х можна знайти за посиланням http://ukrlife.org/main/evshan/nebo_vysche_de_my.html; щось було на Фейсбук-стор╕нц╕ «Кримсько╖ св╕тлиц╕» – https://www.facebook.com/krymskasvitlytsia. Звучали ц╕ п╕сн╕ ╕ в ки╖вськ╕ студентськ╕ роки – на м╕й подив, чомусь найпопулярн╕шою серед д╕вчат-однокурсниць були солдатськ╕ «Одуванчики», де л╕ричний герой «Не молил о прощении, не глядел в глаза карие, с журавлями осенними улетел он в Германию...» Рок╕в 5-6 тому ми з Юлею дали ц╕лий концерт авторських солдатських п╕сень у Перевальненському гарн╕зон╕ в Криму, там найб╕льше дякували за «Комбата» – «За то, что так прост и понятен солдатам, за то, что ему так понятен солдат...»
Якщо читач не розчару╓ться й не п╕ддасть припалу 40-р╕чним пилом «сов╓тсько-арм╕йську» творч╕сть укра╖нського редактора анафем╕ (з 2000-го року я – головний редактор непоборно╖ кримсько╖ укра╖нсько╖ газети «Кримська св╕тлиця» – http://svitlytsia.crimea.ua), спробу╓мо разом ╕з потенц╕йними спонсорами (агов, знайд╕ться!) видати цей «Солдатський альбом» окремим ауд╕одиском – якщо, звичайно, воно того варте.
Або запрошуйте з авторськими концертами: kr_svit@meta.ua, +7978 028 17 57 (Viber) – ми по-солдатськи моб╕льн╕ й в╕дпов╕дальн╕ ╕ готов╕ робити все для того, аби у цьому тривожному св╕т╕ чулися лише п╕сн╕, а не постр╕ли та вибухи...
***
В╕деокл╕п на одну з солдатських п╕сень – «После атаки» - див╕ться-слухайте за посиланням:
https://www.facebook.com/krymskasvitlytsia/videos/269443150216113/
***
Трохи в╕рш╕в-п╕сень з майбутньо╖ книги:

В╕ктор КАЧУЛА
СОЛДАТСЬКИЙ АЛЬБОМ
Поетично-п╕сенний арм╕йський щоденник (1978-1980)

НАЧАЛО СЛУЖБЫ

Ничто уж сердце не ласкает,
Мечусь в бесчувственном бреду.
Легко ль после хмельного рая
Очнуться в кирзовом аду?

Душа трезвеет и грубеет,
На звёзды некогда взглянуть.
Теперь одна мечта – скорее б
Добраться к койке и уснуть.

Забыть хотя бы на мгновенье
О двух годах, что впереди,
И что в прощальном суетеньи
Не смог сказать любимой – жди…

Моя далёкая грустинка,
Мой непогрешный талисман –
Ты для меня звездой-росинкой
Мерцаешь сквозь границ туман.

И я, в германском заточеньи,
От беготни валясь из ног,
Смотрю с надеждой и терпеньем
На мой сиреневый Восток.

А этой муштре – нету края…
Лишь иногда в мой строгий дом
Твоё письмо, как весть из рая,
Влетает белым ангелком.
03.11.1978

ОТЧИЗНЕ

Над Отчизной – небо синее,
Над Германией – туманное,
Потому за этой синью я
Так грущу в седой Германии!

Потому так редко весел я,
Не пою, а будто жалуюсь,
Что моя шальная песенность
В голубом краю осталася.

Меж туманов опечаленных,
Серых туч, что бродят стаями,
Иногда мелькнёт нечаянно
Синевы небесной краешек –

И душою истоскованной
Я тянусь к нему отчаянно! –
Этой серостью окованный,
Этой грустью одурманенный.

…Над Отчизной – небо синее,
Над Германией – туманное,
Потому за этой синью я
Так грущу в седой Германии.
06.12.1978

ЛЮБОВ╤

Зоре моя ясная,
Доле моя св╕тлая,
Глянь – стою я ясеном
П╕д тво╖ми в╕кнами.

Жду, не дочекаюся –
Прилети синицею!
Жду, перемовляюся
З т╕ткою-криницею.

Де ж ти, моя любая,
Н╕жная, вродливая?
Може, приголубила
Другого вже милого?

Може, усм╕ха╓шся
╤ншому вже, ╕ншому?
Серце розрива╓ться –
Чим в╕д нього г╕рший я?!

Тим, що не в╕нча╓ нас
Веч╕р цей замр╕яний?
Тим, що не шепчу тоб╕,
Як люблю незм╕ряно?

Що не п’ю ╕з уст тво╖х
Н╕жност╕ бездонно╖?
Я в коротких снах сво╖х
Тебе обц╕ловую.

В забутт╕ тривожному
Називаю в╕рною.
Оченята лаг╕дн╕
Сяють, наче з╕роньки.

╤ дорога дальняя,
Скопана тривогою,
Вже не мучить втомою,
Не зда╓ться строгою.

Зоре моя ясная,
Доле моя св╕тлая,
Знай – стою я ясеном
П╕д тво╖ми в╕кнами…
15.01.1979

ПОСЛЕ АТАКИ

Я сижу на броне
неостывшего танка,
Сигаретой дымлю,
и чуть-чуть задремал.
Полчаса лишь назад
грохотала атака,
И теперь подо мной
тихо стынет металл.

Натрудился, как вол,
наш стальной работяга,
Мы колонною шли
трое суток подряд.
Ошалели все от
дыма, рёва и лязга.
– Всё, братва, перекур, –
прохрипел нам комбат.

Тихо стынет броня.
Прилёг ветер на траках.
В пересохшей траве
мёртво спит экипаж.
Полчаса лишь назад
здесь гремела атака,
И теперь этот лес
называется – наш!

Он позорно бежал –
наш противник условный.
Где ему устоять
пред железной волной!
Все мишени смели
с полигона мы, словно
Поработали здесь
бронебойной метлой!

И теперь, заглушив
и моторы, и нервы,
В этом пленном лесу –
мы как будто в плену:
Кто под сосны упал –
тот и сдался им первый.
Кто присел покурить –
стережёт тишину.

…Я сижу на броне
неостывшего танка,
Сигаретой дымлю
прям в прищуренный глаз.
Полчаса лишь назад
Здесь гремела атака…
Эта песня – о ней,
И – танкисты – про нас!
06.09.1979

ЧТО В ЖИЗНИ НЕ СБЫЛОСЬ…

Туманом даль заволокло,
С берёзок сыплется печаль.
А мне так жаль, ах как мне жаль
Того, что в жизни не сбылось.

О, незавидный мой удел –
Зелёной этою весной
Я так хотел, но не успел
Назвать тебя своей женой.

Меня забрали, не спросив,
И вот зовут меня – солдат.
А где-то там, в седой Руси,
Остался твой печальный взгляд.

С берёзок падает листва,
Дожди проходят чередой.
У жизни сильные права,
И взгляд, боюсь, отнимет твой.

Стою и жду, как этот клён,
Печальной участи своей.
А листья падают, как стон,
Как лепестки любви моей.

И не могу – такая даль! –
Обнять тебя другим назло...
Конечно, жаль, ах как мне жаль
Того, что в жизни не сбылось...
17.09.1979

КЛЁН
(Солдатская баллада)

Мне сегодня ночью
Снился сон зелёный,
Будто я, как в сказке,
Стал кудрявым клёном.
И то ли случайно,
То ли понарошку
У моей любимой
Вырос под окошком.

Утром ей навстречу
Шелестел ветвями,
А она смеялась
Синими глазами.
Целый день томился,
Лист ронял зелёный,
Что же тут поделать –
Был я клён влюблённый.

Но зато под вечер
Расправлял я плечи,
И встречать девчонку
Выбегал далече.
А хмельною ночью,
Под гитару лета,
Пел ей под окошком
Песни до рассвета.

Только всё пропало,
И однажды к дому
Проводил девчонку
Парень незнакомый.
Долго целовались,
Долго не прощались,
А у клёна сердце
Кровью обливалось.

Первый раз гитарой
Не бренчало лето,
И не слышно было
Песен до рассвета.
А наутро птицы
Смолкли удивлённо:
Клён стоял весь рыжий,
Словно опалённый…

Мне сегодня ночью
Снился сон зелёный,
Будто я, как в сказке,
Стал кудрявым клёном.
И то ли случайно,
То ли понарошку
У моей любимой
Вырос под окошком.
02.10.1979

СОЛДАТСКАЯ ПРИМЕТА

Ты сегодня п/ш*
Надевай не спеша,
И портянки спокойно мотай,
Потому что вчера
Ротный наш до утра
У соседей орал: наливай!

Может, дату какую
Он там обмывал?
Я не знаю, да дело не в том:
Если водку в соседей
Наш ротный хлестал,
Значит, вряд ли придёт на подъём!

Значит, муштры не будет,
Не то, что вчера –
Целых десять подъёмов подряд!
Так что, братцы, ура!
И уж точно – с утра
Не нарвёшься на лишний наряд.

Потому ты п/ш
Надевай не спеша.
Вот и я – на судьбу не грешу:
Пока ротного ждут,
В строй пока не зовут –
Этот стих не спеша допишу!
12.11.1979
* пэ/ша – полушерстяная
зимняя солдатская форма

СОЛДАТСКАЯ ГИТАРА

Я такой, друзья мои,
правды не боюсь,
О гитаре сломанной
песню вам спою.

О, гитара бедная,
как тебя мне жаль,
Мне твоя понятная
тихая печаль...

Ты была подругою –
мало есть таких.
Всем ребятам нравился
трепет струн твоих.

Вечерами долгими,
что волнуют кровь,
Голосок твой девичий
пел нам про любовь.

Ты была подругою,
верной до конца,
Потому так трогала
солдатские сердца.

Только вдруг негаданно
грянула беда,
Вдруг услышал голос твой
грубый капитан.

Сапогом подкованным
наступил на грудь,
Оборвал красивую,
звонкую игру.

О, гитара бедная,
как тебя мне жаль.
Мне твоя понятная
тихая печаль...

Может, он и каялся
в том, что согрешил.
Только без подруги нам
грустно стало жить.

Мы недолго думали
и терпели грусть –
Новую, фанерную
выпилили грудь!

Мы протез приделали –
не заметит Бог!
И жених придирчивый
не найдёт подвох.

Вот опять запела ты
звонкою струной,
Кажется, красивее
голосок стал твой.

Вот опять солдатские
греешь ты сердца.
Вот опять шагаешь ты
с нами до конца!

Я такой, друзья мои,
правды не боюсь,
О гитаре сломанной
песню вам спою.

О, подруга верная,
с тобою честь твоя!
Ну, а капитанская?
Да Бог ему судья…
31.12.1979

КАК ЭТОТ ТОПОЛЬ...

Как этот тополь под окном –
Живу, утихший и грустящий,
Воспоминаньем о былом,
Живой мечтой о настоящем.

Как этот тополь на ветру –
Роняю душу с листопадом.
Мне этот тополь – брат и друг,
Я под окном стою с ним рядом.

Как этот тополь, берегу
Последний лист на ветке сердца.
Как звёзды – листья на снегу,
Нам их теплом уж не согреться.

Как этот тополь, верно жду
Шальной весны, хмельного лета,
Чтобы опять свою звезду
Качать на ветке до рассвета...
3.01.1980

У МОРОЗНОГО ОКНА(E)

Опять на улице завьюжило,
И у морозного окна
Я греюсь мыслями о суженой,
Стихи пишу ей дотемна.

Даль изморожена, заснежена,
И лето где-то за горой...
А я так жду кусочек нежности
В конверте, пахнущем весной.

Опять все письма перечитаны,
Все пересмотрены опять.
Все те местечки пересчитаны,
Где пишешь ты – «Люблю тебя...»

Все те местечки перетроганы,
Перецелованы душой.
И все с души печали прогнаны
Твоей волшебною рукой.

И вновь увидено, припомнено,
Как мы вдоль осени бредём...
Опять душа моя наполнена
Тобой. Стихами. Сентябрём.
26.02.1980

ШИНЕЛЬ

Моя серая шинель,
Стёртый ворс, прожжённый бок...
Сколько здесь, в чужом краю,
Мы измерили дорог?

Сколько шли, не чуя ног,
Сколько видели тревог?
Всё то помнишь ты, шинель,
Стёртый ворс, прожжённый бок.

Жили мы – как брат с сестрой.
Трудно было нам порой.
Но всегда, в мороз и в зной,
Ты со мной была, со мной.

В карауле, под дождём
Мокли мы не раз вдвоём.
Грела душу ты мою,
Потому тебе пою…

Только вот – пришла пора
Расставаться нам с тобой.
Отслужив свои года,
Уезжаю я домой.

Грустно смотришь ты с угла,
Стёртый ворс, прожжённый бок.
Что поделать: как и я
Отслужила ты свой срок.

Дай взгляну в последний раз,
Вспомню пот и пыль дорог.
В память въелись навсегда –
Стёртый ворс, прожжённый бок...
24.03.1980

ПСИХПОЛОСА

Я память напрягаю
до темноты в глазах:
Не дай Бог, чтоб приснилась
вновь когда-то
Окутанная дымом
разведпсихполоса,
И рядом
обожжённые ребята.

Огонь в лицо плюётся
и воет на ветру,
И взрывпакеты рвутся,
как гранаты.
И сердце глухо бьётся,
и холодеет грудь –
Здесь постигают мужество
солдаты.

Разрушенная стенка:
прикрыл лицо, вперёд!
По «лысине» –
пробежкой, перекатом!
Меня там где-то дома
ещё девчонка ждёт,
Я к ней бегу,
сливаясь с автоматом.

А если ты споткнулся,
ах если ты упал,
И задохнулся в пламени
и в боли –
Узнаешь, что такое
пылающий напалм,
И пусть тебе поможет
Божья воля...

Не буду многословен,
всего не рассказать:
Не всё ли вам равно
в краю весеннем?
Для нас два этих года –
как та психполоса:
Прошёл, не дрогнул –
значит, полноценен!
11.05.1980

МАРШ-БРОСОК

А мы смогли, стерпели,
добежали,
И вот теперь,
выплёвывая боль,
Солёные портянки
выжимаем,
И с гимнастёрок
встряхиваем соль.

В траву упали –
синь перед глазами,
И кажется –
блаженства выше нет.
И дым мечтаний
кружится над нами,
Как этот дым
солдатских сигарет.

И видится
родимая сторонка.
И пусть свалила
нас усталость с ног,
Я хоть сейчас готов,
без остановки,
Рвануть в последний –
к дому марш-бросок!
17.05.1980

КУХНЯ ПОЛЕВАЯ

Если ты устал в походе,
И не тянут больше ноги,
И дышать уж нелегко,
не то, что петь –
Вспомни, где-то на привале
Ждёт нас кухня полевая,
Надо к каше
обязательно успеть!

Веселей шагайте, ноги,
Твёрже шаг, еще немного!
В сердце музыка,
ну, как тут не запеть!
Где-то там, дымком играя,
Ждёт нас кухня полевая,
Надо к каше
обязательно успеть!

Вот просторная поляна,
Здесь большим
привалом станем.
Просолились гимнастёрки
у солдат.
Вот стоит она, родная,
Наша кухня полевая,
А вокруг –
непревзойдённый аромат!

У котла румяный повар
Приглашает:
«Всё готово!
Налетай, давно обедать
уж пора!»
Пусть не давит, не стреляет
Наша кухня полевая,
Только с нею мы сильнее
во сто крат!
21.05.1980

ПРОСТИ МНЕ, МАМА...

Прости мне, мама, что пишу так мало,
И письма в пол-листа – всё об одном:
Что жив-здоров, что здесь теплее стало,
Что часто снится мне наш старый дом.

Прости мне, мама, что пишу так редко,
Что не хочу, а заставляю ждать.
Я знаю, мама, ты тоскуешь крепко,
Но что ещё о службе написать?

Прости мне, мама, что пишу так просто,
Что шуток нет и мало нежных слов:
Я шире стал в плечах и выше ростом,
И по-мужски – в себе таю любовь.

Прости мне, мама, за твои тревоги,
За боль твою, за грусть, за седину.
Верь, я вернусь из дальней той дороги,
Лишь отслужу ещё одну весну.

А чтобы ты поменьше волновалась,
Пишу опять, склонившись над листом:
Что жив-здоров, что здесь теплее стало,
Что часто снится мне наш старый дом...
13.07.1980

КРАЮ М╤Й ВИШНЕВИЙ...

Як ти там без мене,
краю м╕й вишневий?
Сняться мен╕, сняться
зор╕ вереснев╕,
Небо без хмарини,
усм╕шка д╕вчини...
Краю журавлиний,
я до тебе лину!

Я у снах до тебе
стежкою вертаю,
Босими ногами
по рос╕ ступаю.
Т╕льки не доб╕гти,
зв╕дси не д╕стати:
Я тепер далеко,
й звуть мене солдатом.

Сто дор╕г сходив я,
бачив трохи св╕ту,
Та н╕де на св╕т╕
не знайшов прив╕ту,
Бо одна у мене
журавлина доля –
Навесн╕ вертатись
до р╕дного поля.

Я тепер далеко,
й звуть мене солдатом,
Випала нам доля –
край св╕й захищати,
Щоб над ним с╕яли
зор╕ вереснев╕,
╤ вертались весни
у сади вишнев╕.

Сто дор╕г сходив я,
бачив трохи св╕ту,
Та н╕де на св╕т╕
не знайшов прив╕ту,
Бо одна у мене
журавлина доля –
Навесн╕ вертатись
до р╕дного поля.

Як ти там без мене,
краю м╕й вишневий?
Сняться мен╕, сняться
зор╕ вереснев╕,
Небо без хмарини,
усм╕шка д╕вчини...
Краю журавлиний,
я до тебе лину!
22.09.1980 р.

 

Версiя для друку
Обговорити в форумi
"Кримська Свiтлиця" > #43 за 26.10.2018 > Тема "Душі криниця"


Постiйна адреса статтi: http://svitlytsia.crimea.ua/?section=article&artID=20517

 

Редакцiя :
95006, м. Сiмферополь, вул. Гагарiна, 5, 2-й поверх, кiмн. 13-14
тел: (0652)51-13-24; E-mail: kr_svit@meta.ua
Адмiнiстратор сайту : Микола Владзiмiрський
Веб-майстер : Олексiй Рибаков